Юбки из фатина многослойные - Хит Сезона только у нас ! Корсеты, платья.

История сквозь призму моды.


Иногда корсеты несут в себе больше историй, чем сам хронологический порядок событий, описанный через фотографии и документы. Так, например, врачи считали, женщина в корсете - это женщина, не способная рожать здоровых детей и нормально дышать.

Корсет сквозь призму модыЗаслуженный художник Российской Федерации Виктория Севрюкова с помощью белья и моды восстанавливает картину XX века. Среди её заслуг - 324 спектакля, в том числе и всенародно любимые “Чайки” в 14 театрах России, “Вишневый сад” в МХАТ имени Горького, “Город Миллионеров” в Ленкоме и т.д. Но в Книгу Рекордов Гиннеса Виктория попала по совсем другому поводу - из-за своего хобби: коллекционирование корсетов, нижних юбок, мужских кальсон и поясов. В её коллекции более 3000 предметов различного назначения. Самую первую вещь Виктория приобрела на Тишинке для своего спектакля “Чайка” - с этого момента начался сбор различных уникальных, и не очень, вещей. В её коллекции есть белье Лили Брик, Ольги Книппер-Чеховой, Жарова, секретаря Иосифа Сталина Поскребышева, Лазаря Кагановича и других.
 

С целью разузнать о моде, корсетах и других вещах поподробнее, мы разговаривались с Викторией:

- Скажите, а какой у вас любимый период в истории ношения белья и других вещей?
- Начало XX века является самым пиком популярности корсета - не было ни одной дамы, которая бы его не носила. В них даже работали на фабрике - не говоря уже о балеринах, они вовсе его не снимали. Тогда у женщин существовала уникальная возможность поработить, завоевать мужчину. Это, несомненно, обман - но такой приятный и красивый, что выдержать натиск было очень трудно. Времена необыкновенных, уникальных женщин и сильной любви. Хотя, по сути, те женщины ничем не отличались от современных.
- В вашей коллекции есть корсеты известных и популярных женщин. Расскажите об этом подробнее, пожалуйста.
- Они особенные, уникальные. Есть, например, белье Лили Брик - это тот  корсет, который я бы назвала “личным”. У меня возникает ощущение иногда, что с помощью этого белья можно сильно изменить собственное я. Найти актрису подобного роста, и корсет воссоздат силуэт, придаст те неуловимые и приятные черты, которые так сильно влияли на всех и каждого. Книппер-Чехова является великой женщиной, которая сама себя “построила”, как это сегодня говорят. Её секрет был в том, что она заказывала себе его не в Москве, а в Париже - у нее были свои специалисты. Ольга Леонардовна создавала на всех впечатление вольной и свободной женщины, которую невозможно представить в корсете - она очень нравилась и Станиславскому, и тем более Чехову, Немировичу. Однако, несмотря на все предубеждения, корсет она носила - просто он был такой легкий и незаметный, что ей было легко совершать любые движения и делать вид, что его на ней нет. А она с ним практически не расставалась.
- Вы думаете, что женщины абсолютно зря отказались от корсета?
- Более того, я считают что это в корне изменило ход истории XX века. Когда Поль Пуаре устроил революцию со своей некорсетной модой, к нему ежедневно приходили известные производители и предлагали огромные деньги только для того, чтобы представленная им коллекция не пошла “в народ”. Настали времена краха их империи. И, между прочим, корсетное производство - это огромное количество рабочих мест, миллионы прибыли. И ведь здесь еще была задействована сталилитейная промышленность. Крючки, являющиеся обязательным элементом корсета, выпускалисьиз высокоуглеродистой стали лучшей марки. Например, знаменитая сталилитейная империя Круппа, вырастившая впоследствии Гитлера, занималась производством застежек и других составных элементов для корсета. Мода поменялась после корсета - женщина перестала быть загадкой, поскольку визуально она “разделась”, что открыло все пути мужчинам. Раньше было понятно - есть дама-загадка, к которой нужно найти свой ключик и разгадать. Чтобы содержать такую даму, нужны бешеные деньги - и еще самому не забывать о себе, доказывать свое достоинство, постоянно завоевывать девушку, чтобы она любила. И я не знаю, кого обвинять в данной ситуации - то ли Пуаре, который потом умер в нищете, или же глупеньких женщин, разменявших загадку на намек свободы в отношении с мужчиной. Представительницы прекрасного пола стали несчастными и никому не нужными. И, кажется, все мировые войны впоследствии были связаны именно с тем, что мужчинам некуда было деть свою энергию. Если не нужно завоевывать женщину - можно завоевать другое государство.
- Ваша личная коллекция началась с женского недорогого вечернего корсета из интернет магазина?
- Да, в те времена мне очень нравилось их собирать. Корсеты, которых в СССР не было практически, мне помогали становится мастером-художником, создавать удивительную атмосферу. В одном и том же корсете у меня играли такие известные артисты, как Гурченко, Остроумова и Полищук. Это был популярный ранее корсет модели “Ладочка”. Он универсален, и подходит всем. Остальные требовали какого-то идеального совпадения по фигуре, поскольку им было неудобно в другом корсете - но этот был особый, поскольку сам мог подстраиваться под силуэт женщины. Например, ту же Гурченко мы однажды утянули до 30 сантиметров в талии. Когда она шла по “Мосфильму”, все останавливались, поскольку это была невиданная красота. Поэтому я и занималась только корсетами и преимущественно отказывалась от любого другого белья. Но потом это стало все само возникать и появляться, и уже было невозможно отказаться. Хотя, вот те же мужские кальсоны - зачем они мне нужны? Даже в кошмаре никому не приснится, что можно собирать мужские старые трусы.
- Как же они к вам попали?
- Я ничего для этого не делала - из семьи Жданова мне поступил звонок, что готовы отдать личные вещи из семьи Кагановича. И я поняла, что теперь меня будут окружать самые различные кальсоны. Таким образом, были собраны все вещи представителей Политбюро.
- А кто же тогда был пижоном и щеголял в красивой одежде?
- Тон моды тогда задавал Сталин, личных вещей которого у меня, к сожалению нет - он был достаточно аскетичным человеком, не требовательным. И окружение вождя старалось соответствовать ему. Хотя, скажем, Каганович любил шелковое белье цвета лососины - очень красивое, с чесучовыми вставками. Мехлису все вещи шили на заказ из тонкой китайская чесучи и костяных пуговиц, изготовленных вручную, как будто на подбор. Но вот сверху все были в истертых, старых френчах, чтобы соответствовать атмосфере аскетизма. Уже тогда моя коллекция сильно разрослалась - она стала давить на меня. Причем это все вещи, которые я и не думала в принципе собирать, мне их просто передавали или дарили сами.
- Вы намекаете на гулаговское белье?
- Да, на него. Это довольно большая часть моей коллекции, которую я побаиваюсь, если честно. Сейчас должна пересмотреть, собрать ярлыки лагерей. Очень сложная задача, потому что на деле никто такую гадость не хранит, её просто выбрасывают. Окуневская рассказывала, что когда она возвращалась из ссылки, то первым делом в поезде сняла это белье - рубашку, пантолоны фланелевые - и выбросила. Везти в Москву этот ужас было просто невозможно. А поскольку у меня уже вдруг стало накапливаться большими пачками гулаговское белье, я поняла - мне его нужно собирать. Хотя, я бы с большим удовольствием собирала бы подвенечные наряды...